ДО 1 ЯНВАРЯ 2015 БИБЛИОТЕКА
СИМФЕРОПОЛЬСКОГО КООПЕРАТИВНОГО ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО КОЛЛЕДЖА
АРХИВ Web-САЙТА - http://cktek.crimea.ua./lib_ctek/index.htm
ДО 22 НОЯБРЯ 2016 ГОДА БИБЛИОТЕКА ГАПОУ РК
«СИМФЕРОПОЛЬСКИЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ»
АРХИВ Web-САЙТА -http://stek-lib.ru
 

Поиск по сайту

  
КАРТА САЙТА



Дополнительная
информация:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Статистика
 
Поиск в Интернете
HotLog
 
 
Цитируемость
 
Яндекс цитирования
 
 
СТАРЫЙ САЙТ СКТЭК
(сформирован до 1.1.2015 г.)
Автор: Павел Иванов-Остославский
 
Умирала старая Европа,
Постепенно превращаясь в прах,
На соленых топях Перекопа,
Под водой кровавой в Сивашах.

Катастрофа совершалась зримо,
Смерть была единой госпожой,
На просторах выжженного Крыма -
На земле и нашей, и чужой.

И под вопли разъяренной стали,
Под ужасный орудийный вой
Воины, сражаясь, умирали
За Россию на передовой...
 
 
75 лет освобождения городов Крыма от немецко-фашистских захватчиков
(8 апреля – 9 мая 1944 г.).
Информационный дайджест 
 "Сокрушительный удар в Крыму"
Уважаемые пользователи
обращаем ваше внимание на то, что информационный дайджест сформирован

на основе фонда библиотеки КМК и рассказывает о первых попытках освободить города Крыма
от немецко-фашистских захватчиков, которые стали предтечей их полного освобождения в 1944 году.
В разных форматах представленный материал на бумажных носителях доступен для ознакомления в читальных залах библиотеки колледжа,
а тематически объединенные выдержки из печатных источников показаны на данной web-странице.
     Пупкова, Наталья. Пока живы - не уйдем! 75 лет назад началось первое освобождение Крыма [Текст : Электронный ресурс] / Н. Пупкова. - // Крымская правда. - 2016. - № 238. - С. 3 : ил.
 
      Тогда, в конце декабря 11-го, никто не думал, что осуждение будет первым, недолгим и лишь для нескольких селённых пунктов. И шли в ледяную воду, в бой с превосходившими силами врага, толь- ради этой цели – освобождения Крымского полуострова. Но, увы, уже 18 января 1942-го фашисты вновь заняли Феодосию, а 15 мая – Керчь, Крымский фронт, так удачно начавший сражения, пал.
     Успех Керченско-Феодосийского десанта – ко 2 января 42-го наши бойцы полностью освободили Керченский полуостров – признавали и враги: командующий оккупантов Эрих фон Манштейн писал: «Если бы Красная Армия быстро использовала выгоду создавшегося положения, то решилась бы судьба всей находившейся на полуострове 11-й армии». Но что-то пошло не так: из 82500 участников Керченско-Феодосийского десанта (высадка и бои с 26 декабря 1941-го до 2 января 1942-го) 32453 человека погибли, пропали без вести, 9482 – ранено, контужено, обморожено – многие потом умерли. Среднесуточные потери – 4659 человек, позже потери возросли до 14 тысяч в сутки, а всего на Крымском фронте за пять месяцев погибло более 300 тысяч наших бойцов.
     План десантной операции разрабатывал начштаба Закавказского (с 30 декабря 1941-го Кавказский, с 28 января 1942-го Крымский) фронта Фёдор Толбухин, тот, что, командуя войсками 4-го Украинского фронта, освободит Крым от фашистов весной 1944-го. Одновременная высадка войск 51-й (командующий – Владимир Львов, погибнет на Керченском полуострове 8 мая 1942-го) и 44-й (командующий – Алексей Первушин, тяжело ранен под Феодосией 15 января 1942-го) армий в район Керчи и в Феодосийском порту планировалась 21 декабря. Но и дата была перенесена из-за наступления врага на Севастополь, и погода помешала одновременной высадке. 26 декабря 1941-го за два часа до рассвета восемь групп 51-й армии – 224-я, 302-я, 390-я и 396-я стрелковые дивизии, 12-я стрелковая бригада, 83-я морская бригада на кораблях Черноморского флота, Азовской военной флотилии и Керченской военно-морской базы, десантных ботиках и рыбачьих лодках начали операцию. Из-за шторма высадка растянулась на 4 дня, пока пролив не сковало льдом. На восточном побережье Керченского полуострова удалось высадиться в Эльтигене – 19 человек, севернее его – около 500, у Камыш-Буруна – свыше 1600, у Старого Карантина – 55, на северном – у мыса Хрони – 1452 человека, у мыса Зюк – 1378. 44-я армия (157-я, 236-я, 345-я и 404-я стрелковые, 9-я и 63-я горнострелковые дивизии, 74-я бригада морской пехоты) пробились в порт Феодосии 29 декабря 1941-го.
     - Из почти 1500 тысяч десантников, высаженных у мыса Зюк, в живых осталось 127 человек. Но мы его удержали. Илья Тесленко, наш командир, за те бои первым Героем Советского Союза в нашей 83-й морской стрелковой бригаде (она сформирована в Краснодарском крае осенью 1941-го, позже стала бригадой морской пехоты. – Ред.) стал, а я, старшина первой статьи, самым дорогим для себя орденом награждён – Красного Знамени, – рассказывал восемь лет назад «Крымской правде» фронтовик Александр Орлов, награждённый также орденом Славы, двумя медалями «За отвагу».
     Изначально первый батальон бригады, которым командовал Александр Капран, должен был высаживаться у Ак-Моная, но подойти не удалось – высадились у мыса Зюк; тральщик с комбатом не смог перейти, капитан позже возглавит десантников в бухте Булганак и погибнет весной 1942-го. А группу на самой северной точке Керченского полуострова возглавил военком батальона старший политрук Илья Тесленко. Они высаживались вдали от берега – шторм не дал судам подойти близко, под призыв комиссара «Вперёд на врага!» прыгали в воду, добраться до берега удалось не всем – холод сковывал, а на суше под порывами ветра одежда моментально леденела, но с ходу врезались в бой. И удерживали захваченный плацдарм трое суток, отражая десятки атак и выдерживая страшные авианалёты, захватывая артбатарею врага, хороня убитых и зная, что «пока живы, с крымской земли не уйдут», ведь их задача – отвлечь врага от основных сил десанта.
- Миша Федотов, Володя Шишко, Коля Долганов, Коля Мостовой, Стёпа Олейник, однофамилец мой Володя Орлов, наш врач Варлам Георгадзе, другие ребята, герои, настоящие патриоты, – рассказывал Александр Степанович, на фронт крымский паренёк ушёл сразу после окончания школы, воевал сначала на Перекопе, в 1-м отряде моряков. – Миша собой командира прикрыл от вражеской пули, Володя Шишко вражескую батарею разгромил. Илья Тесленко четыре раза ранен в тех боях, но в укрытие не ушёл, вместе с нами воевал, из окружения пробились, смогли с основным десантом соединиться.
     - Миша Федотов, Володя Шишко, Коля Долганов, Коля Мостовой, Стёпа Олейник, однофамилец мой Володя Ор¬лов, наш врач Варлам Георгадзе, другие ребята, герои, настоящие патриоты, – рассказывал Алек-сандр Степанович, на фронт крымский паренёк ушёл сразу после окончания школы, воевал сначала на Перекопе, в 1-м от¬ряде моряков. – Миша собой ко-мандира прикрыл от вражеской пули, Володя Шишко вражескую батарею разгромил. Илья Тес-ленко четыре раза ранен в тех боях, но в укрытие не ушёл, вме-сте с нами воевал, из окружения пробились, смогли с основным десантом соединиться.
     Сам Александр Орлов в тех боях был ранен в голову, но самым тяжёлым для себя считал потерю бескозырки при ранении. В госпитале друг Георгий Волков отдал свою: «Я уже от¬воевался. А ты донеси её до Берлина». Донёс, Через Сталинградскую битву, освобождение Украины, родного Крыма, Европы. И хотя служил уже в другой части – 297-м зенитно-артиллерийском Севастополь¬ском ордена Суворова полку 18-й зенитно-артиллерийской Симферопольской Краснознамённой ордена Александра Невского дивизии, ещё три раза был тяжело ранен – комсомольский билет у сердца пробит осколком, с бескозыркой не расставался. В ней был, когда расписывался на поверженном рейхстаге – за всех ребят, кто не дожил до Победы.
     Увы, пять лет назад Александра Орлова не стало, но бескозырка хранится в музее Симферопольского Дома офицеров. Двадцать пять лет назад не стало и другого нашего земляка – Ильи Алексеевича Тесленко, много лет служившего в ВМФ, а потом работавшего на Симферопольском заводе «Фиолент». А на мысе Зюк, удержанном десантниками 75 лет назад, установлен обелиск.
 
     Пупкова, Наталья.Последний бой "Взрывателя". 75 лет назад высажен героический десант в Евпаторию [Текст : Электронный ресурс] / Н. Пупкова. - // Крымская правда. - 2017. - № 2. - С. 3 : ил.
 
Погибший тральщик «Взрыватель».
      Из 740 десантников, высадившихся 5 января 1942-го в Евпатории, в живых осталось около девяноста, а за то, что наши бойцы попытались тогда освободить город, фашисты на Красной горке расстреляли тысячи евпаторийцев. Теперь останки многих погибших покоятся на мемориале «Красная горка», а неподалёку от трассы Симферополь – Евпатория 47 лет назад появился памятник с надписью: «Ваш подвиг Отчизна славит. Награда ему – бессмертие». Место для него выбрано не случайно – именно здесь высаживались десантники, именно здесь героически погиб экипаж доставившего их тральщика «Взрыватель».
Тральщик на рейде
     В первые дни января 1942-го, когда все были окрылены успехами Керченско-Феодосийского десанта, принято решение о высадке десанта и в Евпатории, чтобы подготовить плацдарм для наступления на Симферополь и дальнейшего освобождения полуострова. За час до полуночи из Севастополя в сопровождении пяти катеров типа «морской охотник» вышел построенный в 1937 году на городских верфях базовый тральщик «Взрыватель» под командованием Виктора Трясцина (по другим данным – Трясцын). Этот тральщик уже участвовал в героических оборонах Одессы и Севастополя, а теперь получил приказ доставить первую, как потом покажет время, единственную группу десантников в Евпаторию. Возглавил десант евпаториец Николай Буслаев. Соединившись вскоре ещё с двумя катерами и буксиром СП-14, тральщик направился к Евпатории, где почти в три часа ночи началась высадка. Вначале всё прошло гладко: застигнутый врасплох румынский артполк бежал, но по десантникам и транспортам вскоре открыли огонь немецкие полевые батареи, позже к ним присоединилась и авиация. Повреждённый буксир и шесть катеров ушли в Севастополь, маневрируя на рейде, прикрывать десант и забирать раненых остался тральщик и катер «морской охотник» 081. Потери понесли и их экипажи. Так, на «Взрывателе» одними из первых от попадания фашистского снаряда погиб боевой расчёт кормовой пушки и командир десанта Николай Буслаев. Командование операцией принял военком Андрей Бойко.
     «Морской охотник» вскоре получил приказ вернуться в Севастополь, а на тральщике этого приказа не дождались – рация была повреждена. Отойти без приказа Виктор Трясцин не посмел, да и понимал, что 100-миллиметровое орудие тральщика – единственная артиллерийская поддержка десантников на берегу. «Взрыватель» с разбитым рулевым управлением, заканчивающимися снарядами и многими ранеными, продолжал держаться. Но к вечеру 5 января его штормом выбросило на берег, обшивка корпуса в кормовой части лопнула, началось затопление отсеков.
Один из сотни
    На помощь тральщику из Севастополя вышли катера №91 и №111, но на полпути были атакованы фашистской авиацией и погибли вместе с экипажами. Понимая, что помощи не будет, командир десанта Андрей Бойко и командир корабля Виктор Трясцин приказали уничтожить все документы, а сам тральщик заминировать, но боеприпасов не хватило, решили, как могут, держать бой. С винтовками и гранатами, а то и врукопашную, когда совсем осмелевший враг пытался подняться на борт, обороняли они корабль от фашистов, расстреливавших в упор беспомощный тральщик. Андрей Бойко будет убит, тяжелораненый Виктор Трясцин и боцман Лев Этингоф подорвут себя последней гранатой, покончат с собой и ещё несколько тяжелораненых моряков, в том числе Василий Топчиев, командир разведчиков Черноморского флота. Из более полусотни членов экипажа тральщика и примерно такого же количества взятых им на борт раненых выжить удалось только Ивану Клименко, довоенному пловцу-марафонцу, с донесением о гибели тральщика он вплавь отправился в Севастополь. Более 30 километров в воде, не превышавшей 5 градусов, он смог преодолеть, пока у Николаевки его, обессиленного, не подобрал наш сторожевой катер. Разбитый «Взрыватель» ещё несколько лет стоял как памятник десантникам-черноморцам, лишь в 1947-м его разрезали на металл, впрочем, некоторые дайверы уверяют, что останки корабля до сих пор лежат неподалёку от места гибели.
     Евпаторийский десант, немногим более 700 человек, трое суток удерживал город. Ценой сотен жизней: гибли в боях, в больнице, где враг 6 января расстрелял несколько десятков раненых моряков и медперсонал, при попытках пробиться в Севастополь. Всего около девяноста человек чудом остались р живых после той операции, большинство прошли ужасы фашистского плена. Последним в Евпатории погиб Александр Галушкин, батальонный комиссар, в прошлом сотрудник госбезопасности, который должен был возглавить партийную власть в городе. Ему помогли укрыться Иван Гнеденко, сёстры Трещёвы и семья Гализдра – Матрёна Васильевна, Мария Ивановна, 16-летний Анатолий, 22-летняя Антонина и маленький Георгий. Помогли и создать небольшую подпольную группу – Пётр Шевченко, Фёдор Бузин, Анастасия Руденко. Последнего из остававшихся в городе участников Евпаторийского десанта Александра Галушкина и помогавших ему людей фашисты уничтожили весной 1942-го. А в наши дни, спустя 75 лет после подвига и трагедии десанта, крымчане ходатайствуют перед президентом России о присвоении Евпатории почётного звания «Город воинской славы».

 
Кстати
     В эти дни 75 лет назад бой шёл и за Евпаторийский маяк, где держали последнюю оборону 8 разведчиков под командованием Ульяна Латышева. 8 января 1942-го их высадили здесь с подводной лодки, чтобы узнать о судьбе десанта. Пятеро разведчиков пропали без вести при высадке – резиновую шлюпку унесло в штормящее море, а эти восемь, передав, что основные силы десанта, трое суток удерживавшие город, погибли, не дождавшись помощи, сами тоже её не дождались. И с 9 по 14 января удерживали последний советский оплот в Евпатории – маяк. Утром 14 января 1942-го командование Черноморского флота получило донесение: «Товарищи, помогите, держаться больше не можем. Стреляйте по любой цели, кроме Евпаторийского маяка». Моряки хорошо знали, что никак нельзя гасить световой маяк, тем более этот – первый подобный на Чёрном море, созданный ещё в 1861-м. В 15 часов 49 минут 14 января в эфир передано последнее донесение: «Мы подрываемся на собственных гранатах, прощайте». Памятник им теперь установлен в Заозёрном.
 

© КРЫМСКИЙ МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ КОЛЛЕДЖ
©
© КМК; © СТЭК; © Ядрова Г.В . - выставлено 10.4. 2019 г.